?

Log in

Previous Entry | Next Entry

предыдущая глава 1

ХИЛО, неХИЛО и вокруг ХИЛО


Мы поделили остров на 4 части: Кона и Кохало, Хило с Хамакуа, Ваймеа с Ханока и самую дешевую южную – Оушен Вью, земля там раздавалась бесплатно. Решено было пожить в каждом из районов и осмотреться. Районы вулканов (они находятся как раз между Ocean View и Хило, немного ближе к Хило) предпочли просто посетить из любопытства, хотя и там землю можно было купить по чисто символическим ценам.


Первопроходцем стала Наталка. Она выбрала Гавайи для своей летней практики (internship), и заключила договор с медицинским центром в Хило. Центр обязался полностью оплатить ей проезд, проживание и аренду машины. За это Натка должна была проработать не меньше трех месяцев. Ко всему ей еще платили зарплату порядка 5 тысяч в месяц. Когда она прибыла в Хило, в аэропорту её ждала машина, зарезервированная на её имя и ключи от дома, в котором она будет жить во время своей практики. Дом находился в нескольких минутах езды от госпиталя. Всё было слишком хорошо, чтобы быть правдой. Чувствовался подвох.

Первые две недели после её отьезда из Хило поступали восторженные звонки и письма с фотографиями, в изобилии представленными видами экзотических животных и растений. Потом звонков стало меньше, письма уже не дополнялись фотками, а вскоре перестали приходить вовсе. Мобильник чаще всего был отключен, а, если удавалось дозвониться, разговор был коротким: "Заберите меня отсюда." На вопрос, что же там плохого, ответ всегда был один: русское выражение «нехило» произошло именно от названия этого, такого далекого от России города.

Когда всё же удалось её разговорить, выяснилось, что дожди в Хило и вообще на восточной стороне острова идут практически беспрерывно, что дает возможность местной флоре цвести буйным цветом немыслимой красоты, а фауне размножаться в невероятных количествах прямо в доме. Справедливости надо сказать, что дожди идут преимущественно ночью.

Водопроводов в частном секторе столицы острова (а Хило - столица Биг Айленда и второй по величине город штата после Гонолулу) нет, и воду местные жители добывают из огромных цилиндров-резервуаров, куда она попадает напрямую из хлябей небесных. Объясняется это тем, что местные не хотят разрушать необычайную геологическую структуру острова и активно борются против любого строительства. Пустующей земли здесь много, но каждый клочок уникален и находится под охраной государства. Можно построить дом, но нельзя бурить лаву, поэтому многие дома похожи на избушки на курьих ножках – стоят на подпорках.

Я нигде на острове не видела ни исписанных графити стен, ни изрезанных ножом деревьев. Желающие увековечить свои имена, могут сделать это, выложив маленькими белыми камушками свое послание потомкам поверх застывших потоков лавы. Лавы здесь много и, проезжая по хайвеям, можно читать по обеим сторонм дороги шедевры типа «Джонни и Салли были здесь». А можно видеть просто душераздирающие послания богам с просьбой о помощи.

Аборигены говорят, что забирать с собой кусочки лавы – к беде, поэтому никто здесь не торгует изделиями из вулканической массы. Мне вспоминается Мексика, районы вулканов и пирамид, где на каждом шагу продаются поделки из лавы - черно-зеленые с перламутровым отливом. Надо сказать, довольно красивые. А ножи, статуэтки и талисманы иногда просто произведения искусства. Я привезла из Мексики сувенир – серебряный нож с рукряткой из лавы. Рукоятка была вырезана в виде маски Бога - хранителя вулкана.

Бензин и продукты на острове дороги, галлон молока стоит 6 долларов, а галлон бензина $4. И хотя фрукты здесь растут прямо вдоль дороги #19, на местном рынке они стоят дороже, чем в Нью-Йорке. При ближайшем рассмотрении рынок в Хило оказался весьма посредственным, с грязными прилавками, лужами под ногами и неопрятными продавцами китайско- японского происхождения. Туристов на этой стороне острова почти нет, и этот рынок, надо полагать, для своих. Я была здесь один раз и не захотела ничего купить: никакого сравнения с чистенькими, умытыми рынками Коны.

Как и любой уважающий себя американский город, Хило когда-то имел свой чайна-таун. Звался он джапаниз-таун, населен был преимущественно японцами и находился в районе Хильского залива (Hilo Bay) – на Бейфронт. Собственно, японцами до сих пор заселена почти вся восточная часть острова. Они здесь появились еще в те далекие времена, когда гордые самураи почитали за счастье получить работу поденщика на сахарных плантациях Гавайского королевства. После двух страшных ураганов, которые обрушились на Гавайи в 1946 и в 1960 годах, снесли с лица земли Japanese town и унесли жизни 197 человек, правительство решило больше не рисковать людьми и построило в прибрежном районе Бейфронта парки. О цунами здесь напоминают часы напротив Нанилоа Гольф на стороне улицы Камехамеха. Они показывают одно и то же время -1:04 am c 22 мая 1960 года – время последнего урагана. Здесь же на перекрестке Камехамеха и Калакауа находится Музей Цунами. До недавнего времени он был единственным в мире, но сейчас, вроде, собираются открыть такой же в Тайланде.

Вдоль залива тянется узенькая полоска серого песка. Это местный городской пляж. Вода здесь холодная и мутная, дно каменистое и скользское, с множеством острых кораллов. В воде очень много всякой не очень приятной живности вроде медуз, морских ежей и кусачих угрей. Для купания это место не годится, а вот для рыбалки - в самый раз. Вообще-то на восточном берегу нет хороших пляжей: с чистым песком, ровным дном и прозрачной водой. Тем, кто ищет пляжное место, делать в Хило нечего. Сюда приезжают наслаждаться природой: водопадами, обрывами и зарослями дикорастущей гуавы. Знаменитые водопады Akaka Falls, Waiale Falls и Rainbow Falls находятся в нескольких минутах езды от Хило. На меня они впечатления не произвели - тем, кто видел Ниагарский, делать возле этих водопадиков нечего.

Недалеко от пляжа проходит знаменитая дорога Баньянов (Banyan Drive) – на ней расположены почти все отели в Хило. Знаменита она тем, что баньяновые деревья, большинство из которых было посажено в 30-х годах 20-го столетия, названы в честь посадивших их великих людей: Бобби Джонса, Амелии Эрхарт, "Бейба" Рута, Сесиль Б. де Миля. Sic transit gloria mundi: некоторые деревья пережили славу тех, в честь кого они были названы.

Есть здесь дерево, посаженное королем Георгом V. Два баньяна носят имена президентов США - Франклина Делано Рузвельта и Ричарда Никсона. С Никсоном произошел конфуз: дерево было смыто волной как раз в день выборов 1952 года, когда сенатор Никсон стал вице-президентом. Природу не обманешь, хотя он и стал единственным в истории США политиком, избранным сначала на два срока вице-президентом, а потом на два срока президентом. Закончилось всё это почти импичментом. Но и из этого 37-й президент Соединенных Штатов сумел извлечь выгоду и установить рекорд – он стал единственным в США президентом, добровольно раньше срока подавший в отставку. А вместо смытого дерева в 1962 году посадили новое, и оно прижилось.

Здесь же между Баньяновой дорогой и океаном находится японский сад имени королевы Лилиуокалани – последнего монарха Гавайев. Сад был построен в начале 20-го века в тогда ещё японском квартале в честь японцев – иммигрантов, работавших на местных сахарных плантациях. А назван в честь королевы несколькими годами позже, когда Лилиуколани лишилась своего престола. Наверное, чтобы ей было не так обидно. Садик очень симпатичный – здесь местные японцы начинают обычно свой день. Небольшой пешеходный мостик связывает японский сад с миниатюрным Кокосовым островом – Coconut Island. По другую сторону от японского садика находится Ледяной пруд (Ice Pond), вода в нем всегда очень холодная, невзирая на 30-градусную жару. Ещё одна загадка загадочного острова.

Неподалеку от публичной библиотеки на улице Waianuenue стоит огромный камень –Naha Stone. Знатоки утверждают, что его вес превышает 3,5 тонны, и тот, кто сможет его передвинуть, станет королем своего народа. Многие пытались, и я в том числе, но не смогли. Так вот, камень этот - историческая реликвия. Когда Камехамехе Великому было всего 14 лет, он не только смог передвинуть камень, но и катал его до тех пор, пока недруги не признали рекорд. И награда нашла героя - он стал первым королем объединенного Гавайского королевства. Скептикам могу только сказать: не далее как вчера я видела по телевизору одного молодого человека, индуса по национальности, который подобно бурлаку на картине Репина, целый километр тащил за собой микроавтобус "Марути", весом 750 килограммов. Причем этот автобус был привязан веревочками к его усам. Так что скепсис здесь неуместен.

Аборигены восточного побережья отличаются угрюмым и злобным характером (надо сказать, что Наташа оказалась права –чужаков здесь не любят) и происходят, в основном, из азиатских стран - Китая, Японии, Филиппин, хоть и выдают себя за гавайцев, пользуясь тем, что туристы - люди с материка - не очень разбираются в энтропологии и плохо отличают японца от корейца, корейца от китайца, китайца от вьетнамца и всех их вместе взятых от филиппинцев. Настоящих гавайцев уже почти не осталось. Да и те, что остались, приехали, в основном, из других островов Полинезии. Но туристов разводить как-то надо, вот все и выдают себя за потомков приятелей капитана Кука.

Наталка познакомила меня даже с одним мексиканцем, выдававшим себя, и небезуспешно, за гавайца. Звали его

Феникс, как птицу, и, когда я называла его Феликс, он обижался. Я многое узнала от него об укладе жизни на острове, о привычках местных жителей, о ценах на жильё и о достопримечательностях.

Феникс знал на острове каждую тропинку, что неудивительно при его образе жизни. Он поменял множество работ с тех пор, как приехал из Бахо: был и поденщиком на плантациях, и рабочим в ресторане, и строителем, и торговцем на рынке. Сейчас он работает в Ботаническом саду - проверяет билетики на входе. Билеты не дешевые - 15 долларов, поэтому знакомых он пропускает бесплатно. Несмотря на название, сад - это 40 акров натуральных джунглей, которые находятся в нескольких милях на север от Хило на берегу океана и славятся своими миниатюрными водопадами - Onomea falls, орхидеями, озером лилий, живыми попугаями, зарослями гуавы и манго и сногсшибательным видом на Onomea Bay. Туристов здесь всегда достаточно, и почти все они друзья Феникса. Он угощает всех сорванными в саду фруктами и показывает на карте места, где эти фрукты растут. Можно предположить, что и эту работу он вскоре потеряет.

Самое странное, что при всей его безалаберности, он ухитрился скопить какие-то деньги и купить дом в Пахоа –это 25 миль к югу от Хило по дороге #130. Как и должно было случиться, дом оказался не совсем пригодным для жилья да к тому же находится недалеко от того места, где в настоящее время течет лава.

Город Пахоа знаменит тем, что стоит в нескольких милях от Lava Tree State Park – столбами застывшей лавы. Столбы эти напоминают своими размерами и «лица необщим выраженьем» средневековых причерноморских каменных баб – огромных холодных истуканов. Дома здесь недорогие: в пределах $200-400 тысяч, хотя есть, конечно, виллы и по миллиону. Но лучше уж построить самому - участок земли здесь можно купить за $15-20 тысяч.
Если лава будет течь по-прежнему в эту сторону, то трудно сказать, сколько будет стоить дом в этом районе и будут ли желающие его купить.

Несколько лет тому назад, во время американского жилищного бума, когда дома в Америке не покупал только ленивый, японцы за бесценок скупили в районе Хило практически весь жилищный фонд. Сейчас все эти дома выставлены на продажу, но желающих обзавестись собственностью на восточном побережье мало: те, кто здесь живет, уже имеют свой дом, а те, кто хотел бы жить на Гавайях, покупают дома в Халуалоа, Коне или в Ваимеа, но никак не в районе текущей лавы.

лава

Вулканы на острове постоянно действующие, и лава время от времени меняет направление. Никогда нельзя точно сказать, где она объявится завтра. Поэтому на острове есть специальная обсерватория (Hawaiian Volcano Observatory), служащие которой следят за её движением. Туда можно позвонить и узнать, где именно сегодня можно будет увидеть огненный поток. Занятие это неблагодарное, и до сих пор никому ещё не удалось это сделать с земли. А кому удалось – извержение вулканов было последнее, что он видел в эти непростые мгновения своей жизни. Для особо настырных и любопытных существуют вертолетные компании, которые за несколько сотен долларов доставят вас к месту извержения и, покружив над лавой, удовлетворят вашу тягу к неизведанному. Я, к сожалению, не смогла воспользоваться этой услугой и так и не увидела ни само извержение, ни текущую к океану лаву, но я верю писателю Марку Твену, который провел ночь возле Килауеа в 1866 году, успел всё это рассмотреть и описать в своей книге Roughing It. Книга переведена на русский язык и называется Налегке. Я думаю, что человек, сумевший рассказать о приключениях парня из Коннектикута при дворе короля Артура, не будет врать:

"Под нами простиралось бескрайнее море жидкого огня. От него исходил такой ослепительный блеск, что мы сперва были даже не в состоянии глядеть на него. Это было все равно что смотреть на солнце в полдень, с той лишь разницей, что солнце пылает несколько более белым огнем. По берегам озера, на неравных расстояниях друг от друга, высились почти добела раскаленные трубы, или полые барабаны из лавы, высотой до четырех-пяти футов, а из них били великолепные фонтаны густой лавы и бриллиантовых блесток — белых, красных, золотых; это была какая-то безостановочная бомбардировка, чарующая глаз своим недосягаемым великолепием. Фонтаны, бьющие в некотором отдалении, сверкали сквозь паутинку тумана и казались страшно далеко; и чем дальше от нас загибалась линия огненных фонтанов, тем сказочней и прекрасней они нам представлялись." Умри, лучше не напишешь.


Если вы направляетесь в Hawaii Volcanoes National Park, вам, может быть, небезынтересно будет убедиться, что и вблизи действующих вулканов тоже есть жизнь. Небольшая деревушка, которая так и называется - Volcano, находится немного восточнее от парка вулканов на хайвее #11 между 22 и 23 милей и знаменита своим садом орхидей - Akatsuka Orchid Gardens.

Сад был основан в 1974 году японцем Акатсука и с тех пор носит его имя. Более чем 1000 видов орхидей, в том числе и самых редких, - в этой самой крупной на Гавайях коллекции. Вход в сад свободный, и открыт он ежедневно. Здесь можно заказать цветы, и вам их пошлют в любую точку мира. Так на свой день рождения в Нью-Йорке я получила орхидеи, выращеные мистером Акатсука. Цветы были так аккуратно упакованы, что ни один листик не был поврежден. Стебелёк был прикреплен к бамбуковой палочке изящной пластмассовой бабочкой, в первую минуту показавшейся мне настоящей.

Кроме орхидей Volcano славен еще виноделием.

Volcano Winery- самая южная в США винодельческая компания занимается производством белых вин. Селекция состоит из вариантов сравнительно недавно (в 1983 году) выведенного винограда Симфония – из него делают белые сухие и полусухие вина, экзотических фруктовых вин с привкусом гуавы и фрукта страсти (passion) и десертного вина из меда, в котором нет ни грамма винограда. Все вина раскупаются тут же на Гавайях и являются как бы дефицитом на мировом рынке. Попробовать их можно в сувенирном магазинчике при компании, которая находится на Golf Course Road, если съехать с дороги #11. Открыта винокурня ежедневно и вход в нее свободный. И самая главная причина продегустировать волканские вина та, что это единственное место в мире, где вы можете их попробовать бесплатно.

Честно говоря, я вообще не люблю, когда кто бы то ни было наживается на моей любви к путешествиям и поэтому предпочитаю бесплатные аттракционы. Те места, где требуется плата за вход, кажутся мне подозрительными. Это обычно означает, что здесь уже поработали умелые руки миклухо-маклая. Да и рассказы местных жителей о том, как разводят туристов на Гавайях, заставляют с подозрением смотреть на все эти достопримечательности. Например, неправда, что земля вокруг монумента капитану Джеймсу Куку принадлежит Англии, а не штатам. Когда я рассказала об этом моей знакомой Илоне, экскурсоводу, она долго смеялась. Кстати, Илона тоже не коренная гавайянка, она приехала несколько лет назад из Венгрии - вышла замуж за американца, живущего на Гавайях. Стройненькая, загорелая, с цветком хибикуса в каштановых волосах, она действительно похожа на туземку. Хотя теперь уже никто не помнит, как они выглядели на самом деле. Те гавайцы, которых я встречала во время своего визита, приехали со всего света.

Если верить Марку Твену, который успел побывать на Гавайях до того, как плоды цивилизации уничтожили самобытность и уникальную культуру Полинезии, то в середине 19 века аборигены были "очень смуглы, чуть светлее негров; у женщин приятные черты лица, великолепные черные глаза, округлые формы, тяготеющие к роскошной полноте; одеты они в красную или белую ткань, свободно ниспадающую с плеча до самых пят; длинные черные волосы, не стесненные прической, шляпы с большими полями, украшенные венками из ярко-алых живых цветов; смуглые мужчины в разнообразнейших костюмах, а то и вовсе без оных, если не считать цилиндра, надвинутого на самый нос, и чрезвычайно скромных размеров набедренной повязки; а их прокопченные детишки бегали по большей части в одежде, сотканной из солнца, — и надо сказать, что одежда эта сидела на них отлично и была весьма живописна." (М.Твен "Налегке"- гл.22). Надо ли добавлять, что ничего этого сейчас и в помине нет.


Еще одно бесплатное и интересное место можно найти возле Хило. Если свернуть с дороги #11 на восток и проехать примерно 3 мили по указателю к Мауна Лоа вы попадете на фабрику по производству орехов макадамиа. Славится этот орех своей непробиваемой скорлупой - расколоть его можно только при помощи машины. По этой причине деревья макадамии, увешанные гроздьями орехов, в безопасности растут вдоль трассы от восточного до западного побережья. Как, впрочем, здесь свободно растут и апельсины, авокадо, гуава... Народ слишком ленив, чтобы утруждать себя сбором бесплатного урожая.
Я первое время старалась расколупать сорванные с деревьев орехи, но потом прекратила это бесполезное занятие и стала покупать их в магазинах. Почти половина всего мирового производства макадамии приходится на Гавайи. В октябре каждого года в Мауна Лоа проходит фестиваль, посвященный этому орешку.

А на фабрике вы можете погулять по макадамиевой плантации, посмотреть, как готовят из макадамии всякие delicious: орешки соленые и сладкие, залитые шоколадом и карамелью, мед из соцветий макадамии - и бесплатно всё это попробовать.

Ну, а потом, естественно, купить, потому что это очень вкусно.

Чтобы выбраться из Хило, надо, как герою сказки о русском богатыре, решить несложную интеллектуальную задачку: город стоит на берегу океана на перепутье трех дорог - #11 (на юг - к вулканам), #19 (на север), и #200 (на запад). Какую выбрать? Если вы идёте по стопам богатыря, всегда выбирающего "убиту быть", то без колебаний сворачивайте на #200 (Saddle Road) - круче буераки только на той, что ведет на зеленый пляж от South Point. Если доедете, то в награду, как и положено, попадете в мир иной. Saddle Road - кратчайший путь из Хило в Кону - проходит мимо Мауна Кеа - высочайшей горы Гавайских островов, на вершине которой на высоте 4,200 метров находится всемирно известная обсерватория(Mauna Loa Observatory) с двумя дюжинами телескопов. Именно здесь проходили тренировки космонавтов Аполло - ланшафт на Мауна Кеа уникально совпадает с лунными окрестностями. Те, кто побывали наверху, считают, что побывали на вершине мира. Я же туда не добралась по одной простой причине - у меня не было джипа, который мог бы почти без риска для жизни туда доставить.

Тем же, кому дорога жизнь, и кто предпочитает удобство романтике, при выезде из Хило надо выбрать северную дорогу #19, которая выведет прямехонько к плодородным лугам Ваймеа - лучшему месту на Гавайях. На мой субъективный взгляд, конечно.



Продолжение - На пути к Ваймеа